Почему вирусы так легко мутируют, откуда берутся новые варианты?

Мы боремся со временем — изобретаем вакцины и лекарства, а вирус мутирует. На данный момент мы, возможно, на голову быстрее его, — говорит Эвелина Каминьска, один из самых признанных ученых молодого поколения Польши, автор электронной книги «Пандемия COVID-19. Все, что вам нужно знать о коронавирусе, тестах и вакцинах».

Цитаты генетика Эвелины Каминьски

  • «Мутация — это неизбежный «побочный эффект» размножения. Хотя вирус не является живым организмом, он делится, и во время этого размножения происходят случайные мутации».
  • «Нам было гораздо легче контролировать первую волну коронавирусных инфекций. Вирус вызвал тяжелый респираторный синдром, поэтому практически все заболевшие оказались в больнице».
  • «Последующие мутации привели к тому, что у пациентов практически не было симптомов. Они могут путешествовать и распространять вирус по всему миру. Вот почему мы застряли в этой пандемии на два года».

Специалист также говорит, что COVID-19 — не единственная пандемия, с которой мы столкнемся в этом веке. Изменение климата вынуждает нас мигрировать, и эти миграции способствуют дальнейшим мутациям вирусов животных.

Откуда взялся коронавирус?

Человеческие коронавирусы известны нам с 1960-х годов. До 2003 года они считались безвредными — нам известно семь из них, четыре из которых вызывают лишь легкую простуду. Только из-за SARS-CoV-1, широко известного как «атипичная пневмония», его стали классифицировать как потенциально опасный для человека.

Первый опасный коронавирус вызвал тяжелый острый респираторный синдром (SARS). Его вспышка произошла в Китае. Вирус быстро распространился на соседние страны — случаи заболевания также были обнаружены в США и Канаде, а уровень смертности был намного выше, чем при SARS-CoV-2, в некоторых местах до 45%. Сама болезнь также была намного тяжелее, чем COVID-19. Практически все заболевшие были госпитализированы. Это основная причина, по которой атипичную пневмонию было легче контролировать, чем COVID-19.

Почему с первым коронавирусом было проще справиться?

Потому что более тяжелая болезнь не позволяла зараженным людям свободно ходить в общественных местах или летать на самолетах. А инфекция SARS-CoV-2 может протекать легко или бессимптомно. И здесь небольшое отступление — да, бессимптомные инфекции существуют и при других заболеваниях. Полиомиелит, например, чаще всего протекал бессимптомно, поскольку лихорадка, рвота или неврологические симптомы поражали лишь часть пациентов. Возвращаясь к первой атипичной пневмонии — поскольку каждый второй больной умирал, и практически все переносили ее тяжело, болезни не удалось сильно распространиться.

COVID-19 спокойно путешествует по странам и континентам

Да, в этом случае мы имеем гораздо большую вероятность передачи частиц вируса от человека к человеку. Этот вирус гораздо более заразен, но менее вирулентен (смертелен), чем вирус, вызывающий атипичную пневмонию. Именно поэтому мы неизменно сталкиваемся с этой пандемией на протяжении двух лет.

Можно ли было предвидеть нынешнюю ситуацию?

Ученые уже били тревогу несколько лет назад, когда говорили о высоком риске вспышек патогенных для человека зоонозных вирусов из-за масштабного вмешательства человека в дикую природу. Те, кто изучал коронавирусы еще во времена атипичной пневмонии и MERS, говорили, что худшее еще впереди.

Научное сообщество утверждает, что это не единственная пандемия, с которой нам предстоит столкнуться в этом веке. Изменение климата заставляет мигрировать как людей, так и животных, что способствует дальнейшей мутации вирусов животных. В конце концов, SARS-CoV-2 — не единственный случай зоонозного вируса, который со временем стал опасен и для человека. Вирус Эбола, грипп А и ВИЧ также произошли от животных.

Что ждет нас впереди?

Научное сообщество с самого начала дало понять, что пока нет вакцин, сдержать пандемию будет очень сложно. Вакцины уже появились и появились давно, но угроза все еще существует, потому что половина людей не хотят делать прививки. Кроме того, есть страны третьего мира, которые не имеют свободного доступа к центрам вакцинации и не могут позволить себе вакцины, и именно там, к сожалению, вирус будет мутировать больше всего.

Сколько нам еще жить с пандемией?

К сожалению, нам придется жить с этим, пока не будут уничтожены последние вспышки COVID-19. Ученые борются со временем, изобретают вакцины и лекарства, а вирус мутирует. На данный момент люди, возможно, на голову быстрее его. Но если мы не достигнем достаточного уровня вакцинации, то однажды узнаем еще одну букву греческого алфавита, которая сможет полностью игнорировать иммунитет, вырабатанный вакцинацией. Тогда гонка начнется заново и с последней позиции.

Почему вирус так легко мутирует?

Потому что именно так работают вирусы, генетическим материалом которых является РНК. Посмотрите, например, на вирус гриппа, геном которого также состоит из РНК. Тенденция эволюции вирусов заключается в том, чтобы стать как можно более заразными, но менее вирулентными. Идеальный вирус с точки зрения эволюции — это вирус, который был бы у каждого человека на протяжении всей его жизни.

Например, вирус герпеса. Он близок к идеальному — он есть у многих людей, но активизируется только в периоды снижения иммунитета, стресса или болезни. Его проекция не смертельна, поэтому несколько поколений людей могут легко заразиться им.

Возможность мутации SARS-CoV-2 была учтена с самого начала работы над вакциной, поэтому на данный момент, даже в случае с Omicron, у вакцинированных нет особых причин для беспокойства. Вакцины по-прежнему эффективны.

Мутация — это неизбежный «побочный эффект» размножения. Хотя вирус не является живым организмом, он делится, и во время этого размножения возникают случайные мутации. Большинство из них ничего не меняют, но одна мутация из многих миллионов может изменить что-то в ключевом белке вируса. Тогда мутация становится важной, и если она полезна для вируса, то способствует его дальнейшему «выживанию» и размножению, чтобы со временем стать основной существующей мутацией, создающей еще один узнаваемый вариант вируса (как в случае с Дельтой и Омикроном).

Почему так много мутаций у коронавируса?

Чем больше людей в мире заболевает, чем больше случаев заболевания приходится на крупные вспышки инфекции, тем быстрее мутирует вирус — быстрее в смысле «в большем количестве мест одновременно», а это порождает все новые и новые мутации и вызывает реальную угрозу.

Как будет развиваться ситуация?

Ученые надеются на то, что вирус будет развиваться в положительном направлении и, хотя он будет заражать чаще, он станет менее опасным для здоровья. Если бы все сделали прививки, то значительно бы снизили способность вируса к дальнейшему мутированию. Но, глядя на то, насколько сильно антивакцинальное движение, есть опасения, что нас победит не только COVID-19, но и повторное появление на континенте давних болезней, против которых уже давно существуют вакцины. Люди перестают прививать своих детей от основных инфекционных заболеваний, поэтому COVID-19 — не единственная болезнь, которой нам следует опасаться. Проблема еще и в том, что система здравоохранения не была эффективной даже до пандемии. COVID-19 затруднил диагностику других заболеваний, и теперь койки заполняются больными людьми. Это значительно повышает опасность других, неинфекционных заболеваний. Много смертей от рака, и часто это смерти, которых можно избежать с помощью диагностики и эффективного лечения.

Материалы:

how2.shop/produkt/pandemia-covid-19-wszystko-co-warto-wiedziec-o-koronawirusie-testach-i-szczepionkach/

Эмилия Дорофеева/ автор статьи
Свои статьи пишу с любовью к доказательной медицине. Ссылаюсь на авторитетные источники и консультируюсь с докторами с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. На сайте я не выписываю рецепты, я рассказываю и иногда даю рекомендации. Полагаться на мою точку зрения или нет — решать вам.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Стоп коронавирус

Добавить комментарий